Эмерик Гуттен-Чапский. 120 лет со дня рождения

Эмерик Гуттен-Чапский. 120 лет со дня рождения

BY | RU

Emeryk Hutten-Czapski

Эмерик Гуттен-Чапский (полное имя Эмерик Август Войтех Гуттен-Чапский) родился 21 августа 1897 года в имении Станьково под Минском. Происходил из рода графов Гуттен-Чапских герба Лелива.

Его отец граф Кароль Гуттен-Чапский тоже родился в Станьково и известен в первую очередь тем, что занимал выборную должность минского главы с 1890 по 1901. При нем был достроен Минский городской театр, открыты трамвай-конка, первая городская электростанция, телефонная станция общего пользования и другие общественные учреждения, которые положительно повлияли на развитие города.

Помимо прочих занятий Гуттен-Чапские были одержимыми коллекционерами, видимо, дед Эмерика Гуттен-Чапского, которого также звали Эмериком, определил это семейное увлечение. Эмерик Гуттен-Чапский старший, служащий высокого ранга в Российской империи и крупный нумизмат, основал музей в Кракове на сборах (в основном нумизматических), которые изначально хранились в имении Станьково. В 1894 году коллекция из Станьково была вывезена в Краков, который на тот момент находился в составе более либеральной Австро-Венгрии и фактически являлся научно-культурной столицей для польского народа.

Эмерик Гуттен-Чапский младший получил отличное образование, окончил элитарную школу права в Петербурге. После революции 1917 года был занят в польских организациях в Беларуси. По окончании польско-советской войны был губернатором округа в Столбцах. Занимался формированием местной польской администрации, основал сельскохозяйственное общество и филиал Красного Креста.

Из-за ухудшения здоровья в конце января 1923 г. подал в отставку и поселился в Сынковичском лесничестве под Слонимом, но продолжал работать на различных должностях. В 1930 и 1935 годах избирался послом на сейм от Новогрудского воеводства, работал в различных комитетах.

Emeryk Hutten-Czapski (1897-1979), London 1979

Осенью 1939 года выехал во Францию, работал в эмиграционных польских учреждениях. После войны остался в Риме, где продолжал работать на военной и дипломатической службе. Много сделал Эмерик Гуттен-Чапский на общественной ниве, помимо прочего дарил ценные экспонаты в музеи Польши, Беларуси, Литвы и даже Италии. В 1975 году Эмерик Гуттен-Чапский передал в Минский исторический музей две литографии Минска Барталамея Люверня, а в следующем году карту Великого Княжества Литовского Маттеуса Зойтера 1745 года. Умер 31 января 1979 года в Риме, похоронен на польском кладбище Прима Порта в Риме. В конце 1979 года важнейшая часть сборов Эмерика Гуттен-Чапского – коллекция карт и планов городов – была выкуплена польскими властями для Национального музея в Кракове.

Эмерик Гуттен-Чапский младший известен как собиратель карт и гравюр. В кратком предисловии, написанном к первому тому "Каталога старых карт Речи Посполитой из коллекции Эмерика Гуттен-Чапского и других сборов" ("Каталог EHC", 1978, Вроцлав), он описывает свое восхищение старыми картами и то, как собирание коллекции было тесно связано с его собственной судьбой.

Не можем не привести это трогательное предисловие к научному каталогу, которое от первого лица передает условия создания одной из самых ценных послевоенных картографических коллекций (печатается в незначительном сокращении):

"...С молодости интересовали меня и история, и география. Библиотека в родном Станьково среди тысяч томов содержала много работ, возбуждающих интерес. Карты являются документами географическими, историческими и многократно имеют ценности художественные. Современные карты стали использоваться ежедневно, старинные карты заставляют думать, напоминают, учат. Какие же интересные свидетельства развития знаний человеческих и знания мира отражены на картах! Художественное исполнение, искусная гравировка, декоративные украшения делают из старинных карт изумительные картины...

Бумажные документы всех видов, в том числе карты, было легко уничтожить, особенно во время войн и многочисленных раздоров в Польше. Преимущественно деревянная застройка, снега и дожди не способствовали сохранению бумажных памятников. Собирание старых карт на землях Речи Посполитой было тяжелым делом. Наверное, из-за этого нам хорошо известен только один большой сбор карт епископа Ё.А.Залусского, который был отдолжен Брухлу (Jan Maurycy hr. Bruhl, конюший королевского двора в Дрездене, планировал издать Атлас Сарматии. - прим. перев.) и вывезен в Саксонию, в Польшу не вернулся. "Mappografia ..." Э.Растовицкого 1846 года упоминает 424 карты, известные только из описи. Так что и я начинал собирание старинных карт в краю, ограниченным небольшим их количеством. Когда в трагическом сентябре 1939 года покидал любимую свою усадьбу, домик лесника в Сынковичах под Слонимом, я достал две карты из рам. Одна из них – карта Г. де Ёде с портретом короля Стефана Батория – находится в моем собрании. Лесничовка была разрушена, стены, на которой висела карта, уже не существует. Второго экземпляра той карты я нигде не встречал. Она сопровождала меня в путешествиях, где в Европе и Африке работал для Польши и для поляков. Мысли мои бежали к родным местам: Станьково на Минщине, где были накоплены собрания моего деда, содержавшие крупнейшую коллекцию монет и медалей польских, собрания отданные через моего отца и дядю в Краков где и сохраняются; к Негорелому и Прусинову над Нёманом; к Вильне, где на Росах под высоким гранитным крестом почили мои предки и где через много лет принимал активное участие в Совете Избы сельскохозяйственной; к Минску, избранным главой которого был мой отец в течение десяти лет; к уезду Столбцовскому, был первым старостой которого; к воеводству Новогрудскому, из которого был послан на Сейм через восемь лет; к Сынковичам, украшенным готическим оборонительным костелом, к борам Рафаловки под Белостоком, к Смогульцу, смогулецкой веси, Голаньчи в Великопольше, к Кракову, с которым связан и по отцу и по матери, и, конечно, всегда к Варшаве, где было сердце Речи Посполитой. Эти местности искал в первую очередь, беря в руки карты Речи Посполитой.

В Северной Африке: Алжире, Марокко, Тунисе, где был делегатом польского правительства, не было речи о поисках старинных карт, трудно было с современными. В последнем периоде войны и по окончании появилась частная возможность приобретения карт, которые нас интересовали, потому что выросший спрос на карты Америки вызвал вырывание этих карт из атласов с целью выгодной их продажи, а затем попадали на рынок уже по более низким ценам карты, которые остались в разукомплектованных атласах...

Работа моя в МИД в Лондоне, а позже участие в Польской воинской миссии при Главном командовании союзных сил (SHAEF) в Париже дали мне возможность поисков в этих крупнейших европейских центрах антикварной торговли. Находятся там величайшие собрания старинных карт мира, есть там много экспертов. Затем представлял Команду Второго корпуса при Военной комиссии альянса в Риме, и позднейшая там занятость позволила мне расширить мою коллекцию в Италии, Швейцарии, Германии и Австрии. Несколько карт происходит из Испании и Америки. Собрание это создавалось на протяжении многих лет, постепенно. Много надо было посвящать времени, путешествовать, но и ограниченных средств много нужно было пожертвовать для этого собрания. Имел я счастье, так важное для собирателя. Выросла богатая коллекция, но далёкая от полного завершённого сбора старинных карт Речи Посполитой. Сбор полностью комплектный не существует и видимо не появится. Для того, чтобы каталог этот давал как возможно более исчерпывающий образ исторической картографии, нас касающейся, нужно было его дополнить списком важнейших карт Речи Посполитой, которые в сборе отсутствуют, иногда известных в одном только экземпляре. Дополненный таким образом каталог, переведенный на иностранные языки, может стать доказательством нашего великого прошлого...

Рим, 1974 год"

Katalog dawnych map Rzeczpospolitej w kolelcji Emeryka Hutten-Czapskiego, Ossolenium

Картографическая коллекция Эмерика Гуттен-Чапского младшего состояла из 772 карт конца 15 – первой половины 19 века. Каталог планировалось издать в трех частях, но вышло только две.

Первый том, изданный еще при участии собственника коллекции в 1978 году, состоит из 82 карт, датированных до конца 16 века. Самые ранние карты коллекции датируются 1482 годом, это птолемеевские карты Франческо Берлиньери. В коллекции присутствуют несколько особенно редких единиц: это карта Антонио Саламанка 1548 года (A.Salamanka, EHC21), карта Георга Лилы и Михаэля Трамезини 1553 года (G.Lily, M.Tramezini, EHC28), а также карта на двух листах Джакомо Гашталди 1562 года (G.Gastaldi, EHC35a, EHC35b). К редким картам относится карта Речи Посполитой Герарда де Ёде с портретом Стефана Батория 1562 года (G. de Jode). В общем, многие ранние печатные карты являются чрезвычайно редкими, поэтому каталог дополнен списком важнейших карт Речи Посполитой из других сборов. Для того времени такое дополнение было достаточно широким и включало описи 216 ранних карт.

При издании второго тома, который готовился при участии Станислава Александровича, уроженца Вильни и известного исследователя Радзивилловской карты ВКЛ, использовались карты только из собрания Эмерика Гуттен-Чапского. Второй том вышел из печати в 1992 году и охватывает 17 век, это 198 карт и 48 планов и видов городов. Достойны внимания карта Польши Джона Спида 1627 года (EHC100), карты из атласов Блау, среди которых две Радзивилловские карты Великого Княжества Литовского 1613 года (EHC119, EHC120), а также Генеральная карта Украины 1660 года Гийома Ле Вассера де Боплана (EHC168).

При описании карт, как известно, принято приводить ссылку на реферативный источник или каталог; отметка EHC№ является известной и авторитетной во всем мире.